На главную
 
О поэтах и поэзии
 
Палитры моей полутени:

Палитры моей полутени
Признаюсь, опасны весьма:
Высокая облачность темы -
Плохая полетность письма.


Сказка о мёртвой царевне

'И я сказал: - Смотри, царевна,
Ты будешь плакать обо мне'
А. Блок

1.
Стало сердце болеть ежедневно,
А поплакаться, было б кому:
Постарела, поблёкла царевна
В говорящем своём терему.

Тот, который не назван, а зван,
Позабылся в мучительном звуке.
Упырями туманят слова,
И бескровные падают руки.

Ах, поют на лугу хороводы,
Каждый сон - расскажи, расскажи!
Так и выпили тёмные воды
До конца эту бедную жизнь.

2.
То по небу то по водам ,
То стремглав с высокой кручи,
То ли сны её уводят
Навсегда в свой мир летучий?

Время - полночь, пусто место,
Заресничено оконце.
Чья подруга, чья невеста?
Где ты, солнце? Нету солнца:

Без дорог стремглав несётся,
Мимо Рая, мимо Ада.
Где ты, солнце? Нету солнца.
Нету солнца - и не надо.


Упустил в стихи, так и не трогай

(Алексею Кулешину)

У меня неженская природа:
Из таковских, крепкая порода.
Знаешь сам, в делах такого рода
Попрочнее прочего народа.
Душу нараспашку, как ворота.
Знаем: из любого оборота
Вывезет любого обормота
То, что нас роднит, и это что-то -
Панацея общая - стихи.
:::::::::::..
Я тебе не пожелаю зла,
Только плохи у тебя со мной дела.
Упустил в стихи, так и не трогай -
Ни кнутом рассудочности строгой,
Ни щемящей нежности острогой.
Уж - не пригрозить и не растрогать:
Я в родной стихии ожила.

Я делаю неточный перевод
Не любишь превосходных степеней,
Как самообольщенья, как вранья.
А я - на превосходном скакуне
Перемахну в несбыточную явь.

Я не хвалюсь, что это перевес,
Мой перебор, мой вечный перелёт.
Я делаю неточный перевод,
Но он не обижает никого.

Ведь я ни у кого не отняла
Ни воздуха, ни света, ни тепла.


ВЕЩИ (2 вариант)

'Я так люблю слушать,
как поют вещи'
Р. М. Рильке

Смотрите, какие разумные вещи
выходят у мастера: чаша, и ложка, и стул.
Они и честнее, и чище людей,
потому что им проще
хранить чистоту.
::::::::.
Как лёгкая, ладная вещь,
повстречавшись, сама
и льстит нам, и льнёт к нам,
доверчивой лаской к тебе приникая.
На ком из людей
этой вещности вязкой
не сыщешь клейма?
А вещь - отпечатка людского
не носит - какая?
::::::::::::..
Вот брошь, и поёт она:
брошена, брошена,
два имени сколоты ею непрошено,
два имени сколоты - золото, золото,
два имени связаны - разные, разные -
Марины и Анны : подаренной брошью.
::::::::::::::::::..
Чей след
в этом звонком коротком ударе -
браслет?
- Пора повзрослеть!
Ну, зачем ей безделка такая?
Он кожи касался, теплел,
к исступленью её привыкая.
И бился, и путался пульс,
учащаясь до ритма,
и бился браслет,
ударяясь тихонько о стол.
И пусть
этот пульс
в серебристом металле остыл:
Дарите браслеты любимым,
навечно дарите!
::::::::::::::..
Домашние вещи не могут,
как скалы,
меняться от солнца, от ветра.
Вещам
под руками людскими
стареть и ветшать.
Не требуя платы,
когда-то нарядное платье
довольно, что ветошью служит,
себя причисляя, по-прежнему,
к нужным вещам.
И в сумрачный вечер
не плачут они, что не вечны,
что пятен и трещин
щедрей и затейливей вязь:

А старые люди похожи на старые вещи,
и зреет меж ними незримая связь.


* В воспоминаниях Л.К. Чуковской рассказывается, что Анна Андреевна Ахматова однажды обратила внимание Л.К. на две фотографии, свою и Марины Ивановны Цветаевой. 'Узнаёте', - спросила она, а затем пояснила, что у обеих на платье видна одна и та же брошь, подаренная А.А. Мариной Цветаевой.


Подмоет корни вкрадчивая речь...
1.
Подмоет корни вкрадчивая речь
Так, словно ты - глагол или наречие.
И потеряешь право человечье
От этой некончающейся речи
Себя, хоть на мгновение, отсечь.

2.
Слышишь топот и храп?
Это кони стремлений
сшибаются крупами в кровь.
Не укроешь ты сердце от них,
не укроешь:
Вот - опять накатило,
а силы - не те.
И во всей полноте
не вместить это душное,
грозное, предгрозовое:
И завоет собака:
наверное, чует такое,
отчего и собакам случается
не по себе:


И чистым золотом, и тихим счастьем:
(С.С. Гречишкину)


'А жизнь прошла незаметно'.
А.А. Тахо-Годи.

Он думает, тёмный и душный,
Сам - сорок египетских казней:
Не время разбрасывать камни,
А время разбрасывать душу:
:::::::::::::

Тюрьма, тюрьма:
А думал - благодать.
Так всё отдать
И вдруг очнуться - нищим.
Блажен идущий: небо да сума,
Сам налегке и многого не ищет.
А, в четырёх стенах заключена,
Саму себя не слышит тишина.
:::::::::::::..

Но, к тишине затвора сведена,
Кто знает,
Вечность ли тому, сейчас ли,
А - жизнь прошла, вся, в четырёх стенах,
И чистым золотом, и тихим счастьем.


РЕМЕСЛО
(второй вариант)

:и взыграет младенец во чреве ее -
понесла-
Небеса, заключенные в смертную суть
Ремесла:

Наступит время,
И оно сейчас,
И будет сказано:
Неповторимо.
Наверно, слову
Надо прозвучать,
Чтобы зачать мгновенье,
Закачать
Течением особенного ритма?
И будет сказано:
Не все пройдет.
А что останется -
Острей кристалла.
Наверно, слову
Надо прозвучать:
Уже благая
Будущая часть
Непрошено
Из прошлого
Восстала:
А ты молчишь
Устало.
::::::.

В пене кружения
Острое жжение -
Боль поражения.
Свет унижения,
Свет умаления -
Преодоление.
Дар умиления,
Дар отражения -
Преображение.
::::::..

Не приснилась еще
Прямота умолчанья?
Прикоснись и отпрянь,
Забывай про слова.
Чудаком прослыви
В ожидании чуда:

Хорошо, если мысли
Пришли ниоткуда.

:::::::..

Для рыбы - сеть,
Для птиц - силки,
Для мысли - слово.

Зверь приручен -
И клетка не нужна.

Но откровений
Хитрая полова
Не открывает
Полного зерна.
::::::::

Близорукими глазами
Контур улови.
От сплошного бормотанья
Строчки оторви.
Так и будет: вечер, тайна,
Не черты, а очертанья,
Контуры любви.
::::::::.

Там, где даже молитвы
Прозвучат, как упреки,
Где сама благодарность
Поневоле низка,

И беспомощны строки
Перед теми, что были,
Перед теми, что плыли,
Точно в руки - река.

Беззащитность полета:
Беззащитность поэта:
Беззащитность ребенка:
Беззащитность цветка:
::::::::::..

Есть поэты времени:
Будто в камень врезаны,
Я приметы времени
Даже не зову.
А в минуты в редкие,
Утром, днем и вечером,
Не пишу для Вечности -
В Вечности живу.
::::::::.

Строгая моя пустынь,
Строже и нет устава.
Я от себя устала -
Разве себя отпустишь?
Через века, теперь ли,
Выдохну слитным слогом,
Словно большим терпеньем
Сломана клетка слова.
::::::::::

Пролегло междуречье
Между речью и речью.
Время клева и лова
Серебристого слова.

Только мелкие рыбки,
Забавляясь, как дети,
Проплывают сквозь сети,
В фосфорическом свете
Возникают и гаснут.

А глубинные рыбы,
Появляясь из сети,
Изменяются в сути,
Изменяются в цвете,
Умирают напрасно.
::::::::..

Пробую, как варенье:
Каплей застыло. Форму
Держит стихотворенье.
Льется тягучим слоем,
И - ни крупицы зряшной.
Форма, слезы прозрачней,
Не тяжела для слова.
:::::::


Огранка алмаза -
Ограда от мира.
Дробится
И множится
Эта граница,
И тонут возможности
Довоплотиться
В случайном
Звучаньи:


Я отдаю себе отчёт

Иммануилу Глейзеру в день его рождения

Я отдаю себе отчет,
Что впереди давно не лето,
А то, к чему меня влечет,
Со стороны вполне нелепо.

Я отдаю себе отчет
И все же остаюсь при этом -
В житейском смысле - ни при чем -
И лишь поэтому поэтом.
Я отдаю себе отчет.


ГОЛОС
( За то, что смертный он, за то, что он отчаян:)

1.

Господь молчал в тебе пятнадцать лет.
С тех пор, как плод таинственного древа
Низвел нас в жизнь, смешав Добро и Зло,
Так женам многим заключал он чрево,
Испытывая веру на излом.
Господь молчал в тебе пятнадцать лет.
Твой голос - долгожданный и подсудный.
И если ты его предашь остуде,
Не отличая внешнее от сути,
Не обессудь.

2.

Читай меня: Читай меня, читай:
Согретый звук на языке катай,
на языке, связующем гортани.
Произнести -
не разумом постичь,
и свяжется, немыслимо почти,
Вселенная уместится в горстИ,
И ей - твоим дыханием расти,
гортанной и всеведущей печали:
Прости мой голос.
Всё ему прости
за то, что смертный он,
за то, что он отчаян:


Неужели не прав умирающий Пушкин?..

Этих слов не понять
На веселой опушке,
Где летает весна,
И дразня, и дерзя...
Неужели был прав
Умирающий Пушкин,
Только книгам шепнувший
- Прощайте, друзья.

Умножает печаль
Умножающий знанье -
Драгоценную часть,
Уводящую вдаль
Вдоль извилистых стен
Бесконечного зданья, -
Стоит только войти,
Умножая печаль.

И в чужом, и в своем
Безнадежно запутан,
Как ты мало узнал,
Проиграв - во сто крат.
Не терявший чутья
До развязки с цикутой,
Не доверил бумаге
Ни слова Сократ.

Умножаешь печаль,
Только - полог опущен.
Не узнав ничего,
Обращаешься в прах.
Неужели не прав
Умирающий Пушкин?
Неужели не прав,
Даже в этом не прав?..


Если б мыслям от тёмной воды оторваться:

Облака фонарей
Фонари изнутри
Освещают частицы воды.
Вещество:
Как умеет оно облекать,
Размывая и свет, и следы.

Если б мыслям от темной воды
Оторваться, уйти налегке, -
Умерла бы строка:
Мягкий свет ночника
На листке.


Ощущенье листа. Под рукой - ощущенье листа.

Ощущенье листа.
Под рукой - ощущенье листа.
И поверхность души первозданно тиха и чиста,
Как поверхность реки.
Не видна, до нуля сведена отражением дна,
Глубиною строки.
Мир зеркал
Ощущеньем родства, как суровою нитью прошит.
Поспеши.
Но уже остывает накал,
Начинается рябь, выявляя поверхность души.


Мне б родиться такой...

Здесь единый покой,
Неподвластный биению мысли,
Только голос деревьев
Вот так, безусловно, умеет стихать.
Здесь любовь,
О которой ненужно, нелепо в стихах.

Мне б родиться такой,
Чтобы так, не спеша,
И смотреть, как любить,
И любить, как дышать.
Мне б родиться такой,
Ну, а может теперь -
Перейти на размеренный шаг?

Ну, а может теперь я пойму
Тишину и покой откровенья
И большое молчанье,
Такое бывает
В стихах между строк?

Открывая его,
Не нарушь и лавину сомненья не стронь.
Под тобой ускользающий трон,
Ну а ты - заколдованный тролль,
Потянулись к тебе легионы
Извилистых тропок и троп,
И любое касанье свежо,
Как объятья - впервые - свежи:

Где-то прежняя жизнь,
Как астральный покинутый труп,
Как слепой покалеченный зверь
Подбирается в точный прыжок.


Ф.М. Достоевскому

1.
Бомж надрывно кашлял,
Мне не сват, не брат:
Каждый перед каждым
Страшно виноват:
Разрывая, делим
Неделимый свет.
Будем ли, как дети,
На исходе лет?

2.
Остерегись: там шапочный разбор.
Там каждый взгляд колючками унизан.
Завистливое равенство рабов
Торопится высокое унизить.
Локтями в бок, по головам пролезть:
Но есть
еще незанятые ниши.
И есть
еще награда на Земле
Для кротких,
для юродивых,
для нищих.

3.
Вот и все. Время к Богу идти с челобитной,
А старуха-процентщица копит грехи.
Свидригайлов и Соня - в одном человеке.
Человеку легко по теченью грести.

Человеку сидеть, безнадежно седея,
В непроглядную безвесть готовясь убыть.
Обманула мечта. Не согрела идея.
А старуху в себе - не узнать, не убить:


Поэты, как мёртвые, сраму не имут

1.
Поэты, как мертвые, сраму не имут.
Другие - смеются и плачут над ними.
Они - в свистопляске - одни недвижимы:
Как Будда, с холма, наблюдая за жизнью.
Не жизнь и не смерть.
Это невыразимо.
Поэты, как мертвые, сраму не имут.
2.

Только Слово есть Бог, Инструмент просветленья печали:
Только Слово есть Бог, Инструмент накопленья любви:
И, сплетаясь в клубок, эти ритмы совсем не случайно,
Приручились слегка, на бумагу послушно легли.

Так легко, точно выдох, они у тебя зазвучали,
Будто отроду жили и жили бок о бок с тобой.
Неужели так просто уходят большие печали?
И уходит из виду, из сердца, из памяти - боль?

Не ищи же ни стиля, ни формы, ни рифмы - не стоит.
Это теннис настольный, и кто-то играет с тобой.
Будь неистов в игре, будь азартен, упрям, будь достоин:
Ты поэт лишь настолько, насколько ты - Бог.

Из себя сотворивший кумир, не ищи себя зло и упрямо:
Ты поэт лишь настолько, насколько ты - Бог.
Мы заброшены в мир, как дитя, потерявшее маму:
Быть собою - и всё ! Только кто притворится тобой ?

Это путь и исток, где мы все пребывали вначале,
Где мы были собой, и еще - и уже - не людьми.
Только Слово есть Бог - Инструмент просветленья печали.
Только Слово есть Бог - Инструмент накопленья любви.


А если железная логика наших желаний?..

А если
железная логика
наших желаний
за гранью оценки рассудка,
пока не сгорела?
А после арену
песком засыпают скорее,
и с новым оружием
вновь закипает игра?
И бросила я удила,
и меня понесла
раздувшая ноздри
кобыла слепых узнаваний.
Храпит, не признает
малейшего права за вами:
ни вашей арены,
ни скачки - на бис -
призовой:


Говори. Но - подобно молчанию камня...

'Камни молчат. Творческое Слово
Свое Я скрыл, Я скрыл в них.
Стыдливо, целомудренно скрывают
они Его в себе'.
Первые две строки древней
Розенкрейцерской культовой Формулы.

До зари далеко.
Говори.
Но - подобно молчанию камня,
Чтобы скрытой хранить
Нить, сквозящую через основу.

Снова камень теплеет,
Согретый твоими руками.
Снова камень теплеет,
Покорный творящему Слову.

Этот звук истончается в звон
И, стихая в стихах,
Оборвется и канет
Сквозь сознание - в сердце,
И в воду, и в глину, и в камень.
Это в камне звучит -
Это очень далекое эхо
Зовущего звука
Под твоими руками
Сквозящее через основу.

Сквозь усталость -
Говори. Говори. Говори.
Невесомостью звука
Нагревая и, словно взрывая
Давно наболевшую плотность.

Говори.
Чтобы плотью восстало
Сокрытое в камне
Творящее Слово.


Друзьям - поэтам

Дорогие мои,
бескорыстная в дружбе любовь:
Докричалась до вас,
достучалась -
и это мгновенье прекрасно,
отворившее кровь бытия.
И за други своя:
Помолчу.
Этих чувств
и касаться не стану.
Драгоценно вино ваших слов -
не пролью - унесу.
И послушно навстречу встаю
из глубин, как на суд.
И боюсь:
вдруг на суше
чудовищем я обернусь,
задохнусь и умру?
Нет, оставьте хоть капельку мне
там, на дне, в глубине,
где бы скрылась
от жадных до жизни чужой,
от завистливых рук.
Дорогие мои,
драгоценна меж равных любовь:


Послушай: есть камень и круг...

(ПАУЛЮ ЦЕЛАНУ. Акростих)

П ослушай: есть камень и круг:
А жизнь ускользает из рук.
У смерти банальный сюжет.
Л екарства от мудрости нет.
Ю родство смертельно, поэт:

Ц елее нормальный налим:
Е му-то не метить в нули
Л ососем, что мечет икру.
А тот, кто ложится на дно,
Н е платит за хлеб и вино,
У своив: есть камень и круг:


ПАМЯТИ ПРЕПОДОБНОЙ ДОСИФЕИ

'Не спи, не спи художник'.
Борис Пастернак

Не спи, душа, не спи,
Неспешно постиженье,
Но даль его ясна,
Хоть болью назови.

Не спи, душа, не спи,
Успеешь после жизни
Чистилищами сна
На Суд Его Любви.

Там нагота не та,
Не тайная на ложе,
Неверные шаги
Чистилищами сна.

Не спи, душа, не спи.
Ведь даже сны все строже
Неведеньем других
Испытывают нас.


ПОЭТУ

Бывает: чужое сиянье
В твое проникает окно,
Такое простое слиянье
Рассчитанных звуков в одно.

Всего лишь слова, а за ними -
Неброская тайна письма.
Восторг окрылит и поднимет,
Как будто летаешь сама.

И дело привычное вроде,
Но вскоре трезвеешь: не Рай.
А ты и в невыгодной роли
До самозабвенья играй!

Ты сам - меж собою посредник.
Суфлирует, кажется, Бог,
Поэтому в акте последнем
Твой выход, пожалуй, не плох.


ОСИПУ МАНДЕЛЬШТАМУ

1.

Утрата утра -
День горячечный,
Где в сутолоке
Суть скрывается.
А вечер старчески сутулится.
И не смеется и не плачется.
Глаза глубокие, незрячие.
Какой ценой
За мудрость плачено?

2.
Без"образной
Бывает красота,
Как белый свет,
Сливающий цвета,
Безоблачна,
Безмерна,
Нестерпима -
Проходит мимо.

3.
Слова -
Подмены и обманы.
Слова,
Поддетые на вилку.
Метафорические брызги,
Осколки
Прежнего значенья.
Слова - звучанья,
Звонко, колко
Навеянные льдистым ветром
На ткань, распятую на пяльцах.
Слова -
На откуп и на ощупь.
Слова -
Всевидящие пальцы.

4.
'Я слово позабыл:'
Осип Мандельштам

Поток сознанья
Утром
Лишь потеки,
Потеки на бумаге
И потемки
В душе.

Ночные ласточки,
Бесшумные крыланы
Умчались прочь.
И взвыло воронье:

Метафоры бессильное
Кривлянье.
Бесчувственные
Происки ее:


Реквием любимым поэтам:
А.С. Пушкин, А. Блок, М. Цветаева, Р.-М. Рильке
А.С.Пушкин.

'Как бесконечно одинок был Пушкин все это время...'
Ахматова 'Гибель Пушкина'.

' Зашел к Пушкину. Первые слова, кои поразили меня в чтении псалтыря: ' Правду твою не скрыв в сердце твоем'. Конечно, то, что Пушкин почитал правдою, т.е. злобу свою и причины оной к антагонисту - он не скрыл, не угомонился в сердце своем и погиб' .
Из дневника А.И. Тургенева
31 янв. 1837.

1.
' Правду твою не скрыв в сердце твоем...'
Тяжким была - правда твоя - крестом.
Крест свой мы сами, слепо, себе куем,
Чтобы себя - во искупленье - распять потом.

В этом тепличном рассаднике общих мест -
Тонкою гранью сквозь светскую грязь сиял.
Выше ты был - и не дали права на месть.
Чище ты был - и не дали пачкать себя.

Можно ли жить, такое - в сердце тая ?
Грозным смиреньем - гордыню почти поправ ?
Это - чужая дорога, а не твоя, -
Не для тебя, не на твой африканский нрав.

2.
О, если бы жизнь свою - за други своя !
Так - после бала - устало снимают фрак.
Но пить по каплям этот медленный яд,
Который сочится под видом дружеских фраз ?

Нет, зависть к мертвым - это не бред, не муть, -
Когда живущие - нагроможденье льдин.
Из всех живущих - никто - не нужен ему.
Те гибли - вместе, а он - и в конце - один.

Охвачен желаньем, молил, как последний смерд, -
И разве могла хоть одна перед ним не пасть ?
Покорной любовницей руки целует смерть -
Последняя, самая сильная в жизни страсть.

А.Блок

1.
А. Блок в мае - июне 1921 г.

С отъезда, с Москвы так и маюсь.
Читал там стихи, как во сне.
Все сразу цвело этим маем,
И было тепло. Но не мне.

Ночное далекое небо.
Полегче. К окну подойти.
Прислали мне русского хлеба
Без примеси даже:почти.

Лишь тень уходящего чувства:
Заплакать бы, Любу крестя:
Россия, проклятая чушка,
Сжирает родное дитя.

2.
А. Блоку

Мне с детства это было очень важно,
Как у воды песок змеится влажно.
Но кто-то рано мне пути зафлажил,
Совсем другой расклад определил.
На третьей трети заданного кросса
Перед глазами ледяное просо.
Ну вот и снова рассвело и смерклось,
И не успеть додумать: жизнь короче.
Но чувствую: все прояснится к ночи.
Не суетись. Все станет страшно просто,
Когда дойдет до жизни и до смерти

Примечание:"зафлажил" - охотничье выражение,
охота на лис и волков - оцепление участка леса
флажками, чтобы звери не прошли.

Рильке.

"Я так один". Райнер М. Рильке
/ из стихотворения, написанного
на русском языке/.

Это гимн одиночеству
Рильке слагал вдохновенно.
Это ночи, смиренные ночи
Текут, разделяясь по венам.
Это детское непониманье
Погони за миром.
Это люди - в своей неуемной заботе -
Идущие мимо.
Это детский вопрос: - А зачем? -
Это дружба с вещами.
Это скрытая жизнь
0 сокрытом грядущем вещает.
Это скрытая жизнь
И зверей, и полей, и деревьев,
Шумящих от ветра.
Прорастанье вглубь,
Восхищенная жажда ответа.

Так один...
Но потребность - отдать -
Разрывает набрякшие вены.
Так один...
И большая беда, как тогда,
Слепо рвется сюда, натыкаясь на стены.
Так один...
И отринутый мир
Не вмещает его откровений.
Так один...
Сокровенные мысли чернеют от крови,
Текущей по венам.
Это просто итог, это новый виток,
Это боль приближенья ответа.
Это горькая радость - великая радость поэта.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА

' Ты, стол накрывший на шесть душ, меня не посадивший - с краю'.
' Я - жизнь, пришедшая на ужин !'
М.Цветаева (из последнего
стихотворения - 6.03.1941).

Марина примеряет смерть...

И кто - последний - был ей нужен
Перед последней из разлук ?
Молчит пришедшая на ужин,
Не приглашенная к столу.

Марина примеряет смерть...

Так платье ушивалось прежде,
Уже в иглу продета нить,
А все не сладить ей с надеждой:
Повременить бы с той одеждой.
Повременить...Повременить...

Марина примеряет смерть...





























 
Counter CO.KZ
 


Лазерная система DEKA (Италия) | Жизнь без морщин - Ксеомин | химический пилинг