На главную
 
Любовная лирика
 
Может, есть другое счастье, полное:

А теперь скажи себе по-трезвому
Столько лет и столько бед спустя:
Больше, чем осилишь, не потребуют,
Не осилишь - всё-таки, простят.

Не рвала ни разу счастье гроздьями -
Краден хмель, шальная голова.
Ах, забота мужнина негромкая,
Тёплые вечерние слова.

Было: из огня, да прямо в полымя,
Против нас двоих - огонь притих.
Может, есть другое счастье, полное,
Да с моим - вернее по пути.

22.04.2004


Не вей себе гнезда

Вадиму Фещенко в день его рождения

Я - птенчик твой,
под крылышком согретый.
Я без тебя не проживу ни дня.
Не говори:
Ой!
Эти мне поэты! -
А посмотри нежнее на меня.

Ещё одна весна,
Считай, что март повеял.
Краплёных этих карт
Тебе назад не сдать.
Не вей себе гнезда,
Бродяга и повеса,
Судьба исподтишка
Напакостит опять.
Не вей себе гнезда,
Бродяга и повеса,
Не вей себе гнезда,
А если свил - живи.
Пусть всё твоё добро
Развеется по ветру -
Птенцы с тобой всегда,
Птенцы полны любви.

11.02.04


Как можно легче жить, земли едва касаясь...

Прыжком из темноты
Удушье наступает:
Вот - пел и длился звук,
И - судорога рта.
И немотой зову,
Но умирает память:
В ней ты уже не ты
И я уже не та.

Как можно легче жить,
Земли едва касаясь,
Дыханьем не задуть
Курящегося льна...
Волчицей сторожит,
Облезлая, косая.
Забудешь на беду,
Оглянешься - она.

По-заячьи кружи,
Неслышная, босая,
Скользи, лети, плыви:
Как можно легче жить,
Земли едва касаясь
Дыханием любви.

Прочла у Мишеля Монтеня только вчера
и поразилась совпадению мыслей.
Так часто бывает, сначала приходит
стихотворение, потом встречаешь
эту мысль в книге. Конечно, бывает и
наоборот.

"...иные люди, чего бы ни желали и чего бы
ни домагались, рвутся к этому всеми своими
помыслами и изо всех сил. Но ведь бывает
столько ложных шагов, что для большей
уверенности и безопасности следовало бы
ступать по этому миру полегче и едва
касаясь его поверхности. Следовало бы
скользить по нему, а не углубляться в него..."
Мишель Монтень "Опыты".


Короткое слово: пора!

Так время приходит
Мгновеньем урочным
Следы и надежды стирать.
Логичный итог
Испытанья на прочность
Короткое слово:
Пора!.
Понять бы друг друга:
Но жизнь на исходе,
А завтра - уже не вчера.
Неяркой звездою
На небо восходит
Короткое слово:
Пора!

Около 1997 г.


Как хорошо любить издалека:

Как хорошо любить издалека:
Так молодо и так, не уставая,
К руке далёкой тянется рука,
К воображаемой - рука живая.

( Около 1997 )


Спасибо, что не дал сильней прилепиться

"Благодарю:что не дал прилепиться"
И. Бродский

Ты помнишь? Покорно сносила,
Как жар - неготовая пицца,
Отсутствие слов и избыток,
И даже - чужие слова.

И не было, нет: и спасибо,
Что нЕ дал сильней прилепиться.
Да что там, и чувства, как фразы, избиты:
Старею, труднее вставать.

::::::::::::..

Ты в памяти моей пылал
Величием минувшей власти,
Как золотые купола
На небе, стёршемся от влаги.

Сама безжизненность твоя
На сером фоне - ослепляла.
Так время - память просветляло,
Как будто, заново творя.

И разум - так над ней дрожал, -
Тем, что могло, не тем, что было, -
И этим он тебя держал,
Когда и сердце - отпустило.

(около 1997)


Наступает любовь

'Если я говорю языками человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я - медь звенящая, или кимвал звучащий'
1 Кор 13, 1

Это ж надо суметь,
Это так по-людски:
Без особой тоски
И любить, и ласкать, и жалеть,
Убивая:
Убывает неласковый день,
Затихает звенящая медь:

:::::::::::::.

Наступает любовь.
Тонкий лучик скользит
В настороженный мрак.
Потому что вблизи
Все бывает не так.
Если слаб, потуши.
Потуши, помоги умереть.
Он ползет по душе,
Как по темной звериной норе.
А навстречу ему
Дурнотой поднимается страсть.
Теплым запахом крови на давних кострах
Поднимается страсть.
И, как тени на стенах, рождается страх:
Не сойти бы с ума.
То приходит в движение тьма, -
В наступление тьма.
Луч ползет по душе,
Как по темной звериной норе.
Если слаб, потуши.
Потуши, помоги умереть.
:::::::::::..
Как дорога и как необходима,
Я только начинаю понимать.
Я без нее полжизни исходила
И столько лет, поэтому, нема.
И как теперь - волнуюсь и волную,
И, как ребенка, бережно несу,
Уже небесную, еще земную,
Всю грязь, всю ложь вместившую красу:


ЛИЯ

Я, слепая Лаванова Лия,
Дожидаюсь злодейки-зари.
О, каким был со мною счастливым,
О, какие он ласки дарил !

Только ночь... Как же счастье - случайно...
Нет, случайного Бог не дает...
Как изменится утром, сличая
Взор незрячий с лукавым - ее...

На плече напоследок устроюсь,
Благодарно обнимет во сне.
Шелковист его сброшенный пояс
И тепла его тень на стене.


МОЗАИКА

(Портретные эскизы)

1.
С первых слов узнала явление,
Обвилась вокруг, как лоза.

Оказалось, что все напутала:
Беззащитная - стала пугалом.
Отдаление - от давления,
Между прочим, за скобки, за?..

В речке-зеркале - стрекоза.
Это грустное удивление,
Прицепившееся к глазам.

2.
А в этом судорожно-резком жесте:
Из тьмы в себе - в разверзшуюся тьму
Такая давняя потребность в жертве,
Ненужной из живущих никому.

3.
Негромкими набросками,
Нерезкими, неброскими,-
Тоску, как есть, размыкала
В черты твои размытые.
Черты твои размытые,
Как ночью - бабьи жалобы...
Не осень ли разметила?
Вот и меня - не жалует.
.................................
Краской особенной, нежной, не лаковой,
Так осторожно, любовно, несмело
Я бы дотронулась тихою ласкою,
Если бы кисти держать я умела.

Я бы дотронулась тихою ласкою,
Вовсе непрошеной и неуместной,
Гладила б холст, будто мягкою лапкою,
Если бы кисти держать я умела.

Может, больнее от ласки непрошеной,
Что растревоживать душу без толку?
Так ли все было бы, если б не прошлое,
Если бы только...


Как молитвой слова я тобою жива:

(Вадиму Фещенко)

1.
Так сгорает звезда
На лету, на весу,
Так себя мне отдал,
Точно тайную суть.

Я в осеннем лесу,
Я в беззвездном лесу
Эту тайную суть
Неоткрытой несу.

Как молитвой слова,
Я тобою жива,
А взгляну в глубину,
Как в молитве слова
Утону.

2.
Столько лет
Где-то рядом на этой Земле,
Но поодаль, не возле.
А сегодня впервые твоими глазами
Увидела воздух -
Шевелящийся воздух проявленных снов,
От нескАзанных слов
НесказАнный.

Как он понял тебя, этот сумрачный лес:
Ты - его и ты больше - ничей.
Он открылся тебе,
Так незримая пыль
Открывается взгляду в луче.

Из капкана долгов
На свободу отпущенный лис:
Этот пыл, эта страсть
И подавленный страх - за спиной.

Притяжение рук сквозь кору -
К пульсу ели рукой.
Может, это под кожей твоей
В ожиданьи забившийся пульс?
Темный воздух обманчиво пуст.
Может, просто мираж?
Может быть, уходить,
Углубляться в него - это значит сейчас -
Умирать?

Но уходишь, шаги убыстряя,
И уже не шаги, а полёт.
Ты уходишь, уже опалён,
Окрылён
Этим тихим огнем
НесказАнных
НескАзанных слов.


ИЗ СТАРОГО:

Это взгляд свысока. От него не становятся выше:

Я запуталась в правде и лжи,
Но прощаю себя равнодушно.
Ни к чему-то в последнее время
Душа не лежит.
И причина ясна: точно лед,
Где все меньше отдушин,
Отвердевшая жизнь.

Мне бы только успеть.
Мне бы только один,
Мне бы отклик невольный услышать.
Я узнаю его,
Хоть в молчанье одень,
Хоть гербарным листком засуши.

Не спеши.
Это взгляд свысока.
От него не становятся выше.
От него и тебе тяжелей.
Не спеши.


ИЗ СТАРОГО:

Чуть-чуть о звёздах

(ответ на один комментарий И.Крюкова)

И когда понесется Вселенная мимо,
И замкнется магический круг,
Поцелуй меня так, как целуют любимых,
Как целуют любимых подруг.

Как же можно: уткнуться в земное корыто,
Пламя светлое в сердце губя?
Ты же был - нерасчетливым, пылким, открытым?
Отпусти этой ночью себя.

Ты привык, как с врагом. Ты привык осторожно,
Никогда никого не любя.
Это только со мной. И со мной это можно.
Отпусти этой ночью себя.

Твоего не возьму - ни свободы, ни денег,
Все прощу, никогда не предам.
Мне легко, ведь не женщина я, а виденье,
Соскользнувшая с неба звезда.


ИЗ СТАРОГО:

В минуты депрессии

1.
И рвется крик - неистовый - из глаз, -
Внутри - охрип, вовне - еще не ношен:
- Уйдите, люди! Как - никто из вас!
Мне - остро! Мне - мучительно! не нужен.
Оставьте мне - вот эту тишину.
Она - моя, она ли мне не рада?
Оставьте, наконец, меня одну.
Мне больше ничего от вас не надо.


2.
Себя завожу я совсем, как часы,
Чужая - чужую, на дни, на часы.

Саднило бессонно, теперь - ни следа.
Свой ход отстранённо могу наблюдать.

Послушную куклу вконец изнурив,
Я лампой включаюсь в себе изнутри.

И в этот единый момент бытия
Во мне, наконец, настоящее Я.

3.
Смастерите протез для души!
Ей не выдержать в мире металла.
В мире места и времени,
В мире, где место всему.
Тонкой шейкой весенней травы
Лицемерие мысли
В мире дьявольской мессы,
Где места себе не найти.
Исчерти,
Вкривь и вкось исчерти
Черновик,
Именуемый жизнью.
Не ропщи, не взыщи,
Скорый суд над собой не верши.
Всё равно.
Всё равно -
Под жестоким железным нажимом,
Не согнувшись ни разу,
Сломается
Стержень души.

4.
Может, кто-нибудь и отмолит,
И отмоет при Судном дне...
Я еще не пила - от боли:
Жду, чтоб стало еще больней.

На себя, совсем по-ведьмачьи,
Порчу страшную наведу.
Буду кликать свою удачу -
Непрогляднейшую беду.

Гляну в зеркало утром рано -
Как с погоста, ни дать - ни взять.
Если вся - открытая рана -
Прикасаться к живым - нельзя.


5.
Близко, не за морем, есть гробница,
Где, самой себе устала сниться,
С воздухом весны мечтает слиться
Зимняя голодная синица.
Все мертво, и в пищу не годится:
Ни любить, как прежде, ни гордиться.
Тает, истончается темница -
На крыло, веселая синица!



6.
Если издали - так наградою,
А приблизила - и горчит.
Не успеет толком обрадовать,
А уже спешит - огорчить.

Иссякает вода живая,
Только где-то - на самом дне.
Только там еще - и желаю,
Там еще - зацепишь больней.

А вокруг меня - все ненужное:
Было дорого, берегла.
Столько маялась, как недужная,
Столько хламу - по берегам.

Столько скарбу - на берег сброшено,
Налегке теперь - отплываю...
Торопись огорчать, хороший мой, -
Для тебя я пока - живая.

7.
Семь весенних радуг
Или не бывает?
Будет, будет радость -
Или не живая?

Радуга, по счастью,
Неземных корней.
И никто, ни частью
Непричастен к ней.

Вот она, награда:
Никого не надо.
Выносила радость,
Вырастила радость.

8.
Е. М. Ольшанской

Не стоит думать: если бы тогда:
Другие люди, ночи, города.

Не надо думать: если бы теперь:
Ты сделал всё возможное, поверь.

Но не зови, когда совсем темно
'два очень кратких слова:
'Всё равно:'.


Где у слов от любви заплетаются корни...

Я уже там была,
Где со взятком пчела
Проползает сквозь сумерки сот.
В том звенящем саду,
Где у слов от любви заплетаются корни,
Где играет их суть
И дрожит, как под ветром листва,
Ежедневно меняя скользящие формы,
Где летит без опаски сова
Мне на руки.

Те слова:
Только в древнееврейском похожие звуки.

Вспоминая, бреду
По слежавшимся остовам формул.

Но туда я ещё попаду
И любимого я подожду
В том саду.

Примечание: в некоторых источниках указано, что древнееврейский язык наиболее приближается к языку ангелов.


Твоего коснувшись тела...

Твоего коснувшись тела,
Не кольцом и не венцом,
Я крестом бы стать хотела:
Он на шее - невесом.


ИЗ СТАРОГО:

Себя в твоих глазах увидеть - женщиной...

То загораясь музыкою жертвенной,
То тяжело и больно остывая,
Себя в твоих глазах увидеть - женщиной -
И вздрогнуть от восторга: Я - живая !

К самой себе наполнившись презрением,
И унижая, и уничтожая,
Твоим - на миг - воспользоваться зрением,
Чтоб пожалеть себя: ведь не чужая.

Саму себя судя судом неправедным,
До самой сути разверзаясь Адом,
Лишь любящим, и это значит, правильным -
Из грязи вознестись - единым взглядом.


ИЗ СТАРОГО:

Баллада о перемене мест слагаемых

'-Что ты умеешь делать в совершенстве?
- Складывать числа в пределах первого десятка'
(Из частной беседы).

И много лет пройдет. И ясно мне одно:
В угоду запоздалой укоризне
Ты будешь вспоминать мгновения со мной,
Как самые наполненные в жизни.

А, может быть, и нет. Неважно. Что с того?
Тогда, - по строгим правилам сложенья, -
Я буду вспоминать мгновения с тобой,
Что в сумме не исправит положенья.

А жизнь без нас опять вернется на круги
И радугой рассыпавшейся брызнет,
Чтоб кто-то вспоминал мгновения с другим,
Как самые наполненные в жизни.


ИЗ СТАРОГО :

Твой ангел тебя не любит...

"Твой ангел тебя
не любит" М.Цветаева

В день ангела моего
Я тише летейских вод.
Зачем же так тяжело ?
Мой ангел, знать, пожилой,
Устало махнул рукой:
Еще помогать такой ?
Шалишь, мол, сила видна,
Ты выдюжишь и одна.

В день ангела моего
Легка, как парусный свод.
Богатство мое - во мне.
А часть потерять - больней.
А будет одна зола -
И некому пожелать.
Пройдет метла по золе -
И некому пожалеть.


С собой мою душу увёз ты

С собой мою душу увез ты
Чтоб издали было видней,
Как в ней отражаются звезды,
А может, рождаются в ней?..


ИЗ СТАРОГО

(А счастье, как дыханье, просто есть...)

"Посмотрите ! И веющий ветерок
счастлив, и солнце счастливо, и
песок счастлив, и все счастливо,
кроме человека, так как ни у ко-
го нет никаких условий. Будьте
просто счастливы".
Ошо "Алмазная сутра".

Вновь, мудрости восточной вопреки,
Условия ищу я и причины.
Я жду прикосновения руки
Во всей Вселенной - одного мужчины.

А счастьем так пронизан воздух весь,
О нем поют вечерние лучи нам.
А счастье, как дыханье, просто есть -
Бездумно, безусловно, беспричинно.

И счастье бы - напелось, нашепталось...
Любимый мой, глухая боль в груди.
И это все, что от тебя осталось.
И боли я шепчу: не уходи.


Отшептать, отлюбить, отлететь...

- Почему эти розы - без запаха?
- Те, которые растрачивают себя на запах,
скорее увядают.
/ Из разговора с продавцом цветов/.


Говорят, аромат источать, -
Это значит - себя расточать,
Это - струны срывая, звучать
Утешеньем чужого пути.

Но карать глубиной немоты,
Не позволив сгореть и остыть,
Но лишать аромата цветы,
Дав мучительно долго цвести?

Как вино, и хмельной, и густой
Сердца розы волшебный настой,
Как напев - несказанно простой,
Как напев, на ползвуке утих.

Как цветы безголосые те,
Неприметно в чужой суете
Отшептать, отлюбить, отлететь,
Нерасслышанной тайной уйти.


Пространство и время смеются над нашей любовью...

Пространство и время
смеются над нашей любовью!
Над нашей земной,
несвободной и неповторимой.
Мы временем слиты,
но розно пространство торим,
а нас окликают
дороги, ведущие в Рим,
и это по ним
мы с тобой уходили из Рима:
Незримо пространство,
а я поняла:
это время ослепло от слёз.
Ему не смешно
нам отсчитывать сжатые сроки.
Опять надо мной
затрещали тревожно сороки,
вещая отлёт...


Счастье

(Светлане Волковой)

Знать бы,
Сращиваясь старательно
По открытой ткани обид, -
Счастье -
Это когда царапина
Побольнее раны болит.


На Сейшельские острова

( От смертельно больного мира...)

От смертельно больного мира
В миг, когда исполнится мера,
В мир, где ласковый запах моря,
Словно ласковые слова:
На Сейшельские острова.

Вкус моллюсков, быть может, мидий,
Вкус прибоя и хруст песка,
Мир проезжий, прохожий мимо
Не пускай.

В пуховиках песка
Как я буду тебе близка:
Как я буду тебе близка -
Вся, до жилочки у виска.

На Сейшельские острова
Из песка намывать слова,
Их сливать, сливать, не спеша,
Будто небо с морем мешать.

Звуков бликами отблистав,
Как я буду тебе близка!..
Но откуда она - тоска -
Там, в песках?


На свете счастье - есть!

(Вадиму Фещенко)

'Обитель дальняя
Трудов и чистых нег':
Обида давняя:
'На свете счастья нет':
Холодный свет зимы
И Черной речки снег:
Когда-нибудь, и мы:
Всему предел положен.
Но ты идешь домой,
Моя благая весть.
Какие мы сейчас:
Глупее и моложе,
И знаем сгоряча:
На свете счастье -
Есть!


Диалог

( Я - зеркало, а зеркало не судят...)

1.
Вагон метро. Одна и не одна,
Та, у окна, поднимет взгляд тяжелый,
Взгляд сквозь меня. А в чем моя вина?

Сверкание моей зеркальной сути
Для чьих-то слез, для чьих-то слов и судеб.
Я - зеркало, а зеркало не судят:

Но будет
Резче тень и глуше мгла
В тот день,
Когда закроют зеркала.

2.

А ночью и дольше и дальше
С отчетливым привкусом фальши
Сквозь зеркало время текло.

В простуженном доме не просто
Сберечь для ребенка тепло.
В простуженном доме не просто -
Срывать себя, сонную, с простынь.
Вживать себя в тусклое утро,
В тоскливо-домашнюю утварь:

А та, из окна,- визави,-
Она бы печально и мудро
Учила ребенка любви.


Тем больнее, чем ближе души...

Тем больнее, чем ближе души, -
Слишком близко и слишком рано, -
Свежим блеском открытой раны, -
Две свободы друг друга душат.
Две свободы ломают крылья,
Две свободы в ревнивой дрожи,
И гордыня любви дороже,
И печально глаза закрыли
Тени ангелов за спиной.


Близость - это всегда тревога

Неосознанная тревога
Мне во взгляде твоём видна.
Вот и я: Подожди немного,
Я так долго была одна.
Может, главное в нас нарушится -
Обретённая тишина?
Дай всмотреться в себя, дай вслушаться,
Постоять ещё у окна.

Близость - это всегда тревога:
В ней угроза и суета.
Только Бог постигает Бога,
Пустоту не поймёт пустота.


Разговор с душой

(И кого ты ждёшь, душа?)

- Отдай мне свою душу...
- Душу можно отдать - Богу. Или продать - Дьяволу.
Из частной беседы.

- И кого ты ждешь, душа ?
И сама-то - что ты можешь ?
Коль цены себе не сложишь,
Не получишь ни шиша.

- Не беда, что у поэта
За душою - ни гроша.
А беда, что у поэта
Слишком бедная душа.

Для дельца и торгаша
Тоже слишком хороша...

- Для кого же - по плечу ?
Для Батыя ? Для Мамая ?
Налетит, сомнет, сломает...

- Жду такого, как сама я.
Лишь такого - и хочу.


А впрочем, химеры не зря умирают задолго до часа рожденья...

1.
Пусть мертвые хоронят мертвецов,
А ей - живой - живого - хоронить.
Какое у нее сейчас лицо:
Вслепую рвет нервущуюся нить.

Умершим - мир. Умершие молчат.
А это писк разбившихся галчат.
Не слышать бы: они еще кричат.
Кричат.

2.
Никогда: ни спьяну, ни в бреду
Я тебе не причиню вреда.
Без упрека, тихая, уйду.
Тайное огласке не предам.
Но стыда тончайшая игла,
Словно бы дитя не сберегла.

3.
Если временем тоску
Не потушишь,
Время катится к виску
Вместе с тушью.

С оборота заплачу
И подушный:
По морщинкам прежних чувств
На подушку.

4.
Как носят ребенка,
Так носят любимых -
Под сердцем.
Границы бесстыдно стирая,
Себя и не мыслят раздельно:
А впрочем, химеры
Не зря умирают
Задолго до часа рожденья.


Пророчил ворон...

Пророчил ворон: вечно месту пусту.
Но пуля вылетает вслед за пулей,
Вслепую тычась в каменную стену,
Вникая в суть разящими краями:
На камень капля падает за каплей,
Стекая неуверенно, неточно,
Стихийно, неоправданно, случайно, -
Нехитрый тест,
Сличаемый с ключами, -
Сливая текст
К одной последней точке,
Где каждый ритм,
Любой размер -
Любовь.


Это к жизни болезнь...

Это к жизни болезнь,
Потерпи же,
Погрусти
Потихоньку одна.

Ранний вечер,
Прозрачно белёсый,
Утеплён в переплёте окна.

Что ему, в Лиссабоне, в Париже
Выводить, наклоняясь пониже,
По живому свои письмена?

Рассекающей тени лезвие,
Тьма потерянности, тупик.

Это к жизни болезнь,
Потерпи же,
Потихоньку одна
Потерпи.


ДРУГОЙ

С.С. Аверинцеву

Там, где сольются
Высота и низость,
И по ночам
Разводятся мосты:
Близки до боли,
И до боли 'близость
Есть теснота
И мука тесноты'.
В медлительные
Огненные ночи,
Под покрывалом
Липкой духоты,
За пазухой - душой
Исповедально:
Не ближний - дальний!
И сон наш рядом
За семью печатями,
С желаниями, болями,
Печалями,
В зародыше, рождении,
Начале,
Отчаянно друг другу
Замолчали,
Отчаянно цепляясь за себя.
И головы с подушки не поднять,
Тяжелый сон:
В начале было слово:
- Что сделал в этой жизни
Для Другого
Ты сделал для Меня.


"Я её пронесла через грязь..."

Я ее пронесла через грязь,
Опустила на землю в саду.
Может, это не сад,
О котором мечтала Марина?
Снег на цыпочках шел,
Он боялся обидеть траву,
И усталая жизнь
Принимала холодное чудо.
Ну, откуда
Здесь птицам запеть?
Мотылькам появиться откуда?
Этот легкий, летящий
Творящий безмолвие снег:















 
Counter CO.KZ
 


Лазерная система DEKA (Италия) | Жизнь без морщин - Ксеомин | химический пилинг